Главная страница «Первого сентября»Главная страница газеты «Искусство»Содержание №16/2006

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК

Н а т ю р м о р т

Наталия МАРКОВА,
заведующая отделом графики ГМИИ им. А,С, Пушкина

Последователи

Натюрморт в Голландии XVII в. безусловно пережил самое бурное развитие. Но и в других европейских школах этого времени художники отдали дань увлечению изображением вещного мира, отчасти оглядываясь на опыт голландцев. Это произошло в первую очередь во Фландрии. Цветочные натюрморты Яна Брейгеля Старшего стоят у истоков жанра. Рыбные, овощные, фруктовые, мясные «кухни», «лавки» и «рынки» Ф. Снейдерса, почти напрямую продолжающие аналогичные картины П. Артсена и И. Бейкелара, написаны с барочным размахом, изобильны и красочны — это гимны плодородию и щедрости земли. Его соотечественник Я. Фейт, как позднее французский художник Ж.-Б. Удри (1686-1755) отдавали предпочтение в прямом смысле «мертвой натуре», составляя натюрморты из охотничьих трофеев — битой дичи и птицы.

Увлечение натюрмортом захватило и ряд итальянских художников. Ранние образцы жанра дал Караваджо, и в дальнейшем приверженцев натюрморта можно найти главным образом в кругу караваджистов — последователей великого мастера. Итальянский натюрморт отличает пластическая выразительность передачи предметного мира. Круг тем у итальянских мастеров П.П. Бонци, М. Кампидольо, Дж. Рекко, Дж. Б. Руопполо, Э. Баскениса достаточно широк — это цветы, овощи и фрукты, дары моря, музыкальные инструменты. Натюрмортам испанцев Ф. Сурбарана и А. Переды присущи отточенная пластика формы, выявленной контрастами светотени. Изображения вещей, часто обыденных, отмечено возвышенной строгостью и особой значительностью, как бы отрешенностью от быта.

В XVIII в. под влиянием французского рококо в европейском натюрморте возобладали декоративные тенденции, и только в картинах Ж.Б.С. Шардена мир повседневных вещей находит по-настоящему глубокое и поэтичное выражение.

Художники XIX в. эпизодически обращались к натюрморту, поставленному академической эстетикой на низшую ступень в иерархии жанров Те же, кто, как А. Фантен-Латур, все же писал цветочные натюрморты, видели в них прежде всего эффектное сочетание цветовых пятен. Импрессионисты и вовсе растворили вещи в сиянии солнечного света. В картинах Ван Гога экспрессия переживания художником окружающей реальности наделяет и предметы гипертрофированной энергией выразительности.

 

Винсент ван Гог. Подсолнухи. 1888. Национальная галерея, Лондон

Только П. Сезанн вновь возрождает серьезное отношение к натюрморту, возвращает ему пластическое совершенство. Этот жанр становится принципиальным для его творческой концепции, оказавшей большое влияние на развитие и натюрморта, и живописи в целом в XX в.. Но уже для Сезанна, и в еще большей степени для последующих художников, натюрморт привлекателен не сам по себе, а как творческая лаборатория для любых экспериментов. А. Матисс и другие мастера фовизма вплетают вещи в общий узор картины, выявляя эмоциональные и декоративные возможности цвета и фактуры.

 

Анри Матисс. Букет. 1907. Государственный Эрмитаж, Петербург

П. Пикассо и Ж. Брак в кубистических «скрипках» и «гитарах» разымают их на части и вновь составляют из плоскостей, исследуя новые способы передачи пространства и формы.

Пабло Пикассо. Скрипка и виноград. 1912. Музей современного искусства, Нью-Йорк

Пабло Пикассо. Гитара. 1912 — 1913. Музей современного искусства, Нью-Йорк

Пройдя горнило преобразования объемов и форм в руках конструктивистов, футуристов, кубофутуристов, предметы сокращаются до линий, точек, пятен в абстрактных композициях В. Кандинского или цветных плоскостей — у К. Малевича. Художники поп-арта, работая с готовыми промышленными объектами, окончательно вытесняют предмет написанный предметом реальным. Но даже и у тех мастеров, кто продолжал и продолжает традицию классического искусства, изображение вещей никогда не достигало такого совершенства, точности и многогранности и одновременно такой глубины смысла, как это имело место в картинах голландских художников XVII века.

Поль Гоген. Натюрморт с веером. 1889. Музей Д ’Орсе, Париж

Винсент Ван Гог. Ботинки. 1886. Музей Ван Гога, Амстердам

Эдуард Мане. Угорь и красный люциан. 1864. Музей Д ’Орсе, Париж